«Денег ноль, ищу работу»: бизнесмены рассказали о разорении коронавирусом

Как пытаются выжить в разных регионах России

Увольнения, сокращения зарплат, никаких перспектив — работа малого и среднего бизнеса остановилась больше месяца назад. Компании будто заснули мертвым сном. Бизнесмены не видят реальной помощи в мерах, предложенных государством. Многим отказывают в кредитах, отказываются снизить аренду. Бизнесмены из разных городов России рассказали, как на них отразился кризис, вызванный пандемией коронавируса и как они пытаются выживать.

фото: Наталья Мущинкина

Псков: «Впервые просим у государства поддержки — и ничего»

Павел Оберемко, управляющий детским развлекательным центром: «Мне 37 лет, из них 5 я в детском бизнесе. Свои игровой центр, с оборотом в 1-1,5 млн руб. в месяц, открыл летом 2018 года. В подчинении всего 10 человек.

На панических новостях о коронавирусе народ резко перестал интересоваться развлечениями. Еще до официального объявления о самоизоляции потребители отказались от услуг нашего детского центра.

После объявления президента о всероссийских выходных мы выдали нашим сотрудникам зарплату, а это треть всего оборота, и закрылись с нулем на счету. Далее я пытался получить поддержку местных властей. Но в Фонде поддержки предпринимателей сказали, что денег у них нет.

Затем ТЦ, в котором находился наш детский центр, закрыли. В большом торговом комплексе мы занимали 700 м.кв: были закуплены батуты, аттракционы, лабиринт, машинки и все остальное, что любят дети. Слава Богу, владелец ТЦ снял с нас вопросы по аренде и платить не пришлось.

До того, как объявили самоизоляцию, нас волновал процесс обвала рубля: у людей могло остаться значительно меньше денег на развлечения – даже детей. Но, считаю, если бы не объявление о пандемии, мы бы справились и с таким рублем. Однако сейчас меняются привычки потребителей. Цены растут, доходы падают. Думаю, когда нам разрешат открыться, детский центр еще долго будет пустовать. Как представители малого бизнеса, исправно платящие налоги и взносы, мы впервые попросили государство о поддержке — и ничего».

Курск: «Я мать двоих детей, в кредите отказали»

Ольга Беленко, индивидуальный предприниматель: «Слово «предприниматель» для меня раньше звучало гордо, а сейчас — как смертельный диагноз. Мне 40 лет и я парикмахер-технолог, а ещё я генератор двух стартапов — детского модельного агентства и первой в Курске выставки красоты. В связи с распространением инфекции было принято решение перенести выставку. Работу модельного агентства для ребят от 5 до 15 лет также пришлось приостановить. 

28 марта я закрыла свой парикмахерский салон и лишилась единственного источника дохода – пока официально до 30 апреля. И ведь это не факт, что в мае, после праздников, мы сможем открыться.

В конце марта я исправно выплатила налоги и выполнила все финансовые обязательства перед арендодателем, чтобы по окончании изоляции не платить сразу за 2 месяца — ведь это будет очень сложно. Финансовых накоплений — нет, есть только потребительский кредит в банке, обязательства перед которым я выполнить не могу. Отправленная в банк заявка с запросом об обещанных кредитных каникулах была отклонена.

А ведь у меня двое детей, которых нужно кормить. Бизнес был единственным источником дохода. Цены на продукты растут, квитанции на оплату услуг ЖКХ приходят исправно. Даже если бы удалось получить у банка отсрочку по кредиту – толку мало. Она просто увеличит финансовую нагрузку в будущем.

Я стала размышлять о срочном устройстве на работу. Но в период пандемии никому не нужны навыки и знания экономиста по образованию, менеджера с большим стажем.

На сегодняшний день я не знаю, что мне делать, когда закончится запас макарон».

Калуга: «Объем заказов упал вдвое»

Максим Коротков, владелец типографии: «Мой бизнес существует уже 22 года. До кризиса наш месячный оборот составлял 2,5-3 млн рублей. Типография занимается выпуском этикетки, упаковки, рекламной продукции.

Ситуация в мире и стране сказалась на нашем производстве моментально. Сначала рост курса доллара и евро привел к подорожанию всех расходных материалов. Мы еще в марте были вынуждены поднять цены на конечную продукцию на 9-20 %. Заказы на рекламную продукцию, а также на этикетку и упаковку не пищевой продукции упали до нуля. Платить зарплату персоналу (на производстве трудятся 10 человек), помогают выросшие заказы на этикетку для дезинфицирующих средств и упаковку продуктов питания. Однако в общей сложности за месяц объем всех заказов упал в 2 раза.

Читайте также  Самозанятым нашли занятие: им вернут миллиард рублей

В Калужской области разработаны определенные меры поддержки для малых и средних предприятий, попавших из-за коронавируса в трудную ситуацию. Среди мер поддержки — отсрочки по налогам, беспроцентные кредиты на зарплату, обнуление ставок аренды муниципальной собственности.

Вся проблема в том, что эти меры поддержки относятся только к утвержденному списку отраслей, среди них наша не представлена. Теплится надежда на возможность обнуления арендной платы за муниципальную землю, которая составляет почти 1 млн в год. Но пока такая помощь законодательно нигде не прописана».

Елена Сивцова, владелица салона красоты: «Моему бизнесу 7 лет, но сейчас я уже близка к отчаянию. Аренду никто не отменяет, а принимать клиентов запрещает закон. Пришел человек из министерства с официальным документом и сообщил, что необходимо закрыть салон до окончания карантина. В противном случае нам грозит штраф — 300 тыс. рублей. Так как одно из местных заведений уже «попало» на деньги, ослушавшись указа сверху, нам пришлось повесить на дверь табличку «закрыто».

Единственная возможность удержать хотя бы часть клиентов и сохранить заработную плату сотрудников — оказывать услуги на дому. Но, во-первых, люди неохотно принимают у себя посторонних людей, опасаясь коронавируса. Во-вторых, у меня честный и прозрачный бизнес. Выезжая к клиенту на дом, мой персонал чувствует себя какими-то преступниками. Да, возможно наши действия не соответствуют закону, но в противном случае мы рискуем потерять вообще все.

Владелец помещения, в котором находится салон, не признал обстоятельства форс-мажорными и арендную плату не отменил. И за апрель, когда дверь помещения наглухо закрыта и в нем никого нет, нам придется выплатить полную сумму в размере 45 тыс. рублей.

В нынешней ситуации я и мои сотрудники даже кредит не можем себе позволить, так как совершенно не известно, будет ли возможность его отдать. Пока же мы взяли на себя смелость и выезжаем к клиентам, соблюдая все меры безопасности: работаем в масках и в перчатках, используем санитайзеры. Мы заботимся о потребителях, верим в то, что делаем важное для них дело, и надеемся, что государство это оценит и нам поможет в обстоятельствах, в которых мы абсолютно не виноваты».

Москва: если пандемия затянется, будет дефицит мыла

Анастасия Бару, основатель интернет-магазина косметики: «Наш бизнес существует один год. В марте компания попала под двойной удар: пандемия коронавируса и взлетевший курс евро. Мы — дистрибутор французской мыловарни, и, конечно, покупаем товар за европейскую валюту. В рамках антикризисных мер цены пока не поднимаем: понимаем, что в нынешних условиях потребитель подорожавший товар не потянет.

Так как мы сотрудничаем с разными интернет-магазинами, пока не фиксируем резкого падения спроса на продукцию. Заказывать будут до тех пор, пока финансовые накопления не иссякнут.

Между тем сроки доставки косметики из Франции в Россию увеличились и стали абсолютно непредсказуемы. На границах Евросоюза скопились пробки из фур, и на данный момент наши транспортные партнеры не могут назвать дату поступления очередной партии к нам на московский склад. Если ситуация затянется еще на 2 или 3 и месяца, то будет дефицит мыла и косметики.

Работа интернет-магазина не приостанавливается, ведь мыло — товар первой необходимости. Но все сотрудники были переведены на удаленную работу и приезжают только для сборки и отправки заказов, сокращено количество курьеров в Москве. По понятным причинам зарплата уменьшилась, но увольнений стараемся избежать.

Остро стоит вопрос арендной платы: собственник бизнес-центра отказал предоставить арендные каникулы, ссылаясь на отсутствие форс-мажора. И по факту есть необходимость платить за помещение, которое не используется. Именно в решении этого вопроса поддержка бизнеса от государственных структур могла бы быть ощутимее.

Читайте также  России пора отказаться от золотовалютных резервов

Виктор Лобзин, совладелец испанского ресторана в Москве: «Бизнесу 3,5 года. С середины марта посетителей уже почти не было. В идею с доставкой мало кто верил, но решили попробовать. Неожиданно — пошло. В последний момент – на границе марта и апреля- у нас получилось договориться даже насчет отмены платы за аренду помещения.

О прибыли, конечно, речь сейчас не идет, но хотя бы удалось «отбить» оклады сотрудников. Весь персонал удержать не вышло, но большую часть удалось сохранить. В ресторане по-прежнему работают и повара, и бармены, но не все сразу. Схема такая: один включен в процесс, трое сидят дома. И так по очереди.

Перебоев с поставками пока нет. Большинство продуктов закупается в России, а какие-то, например, определенного сорта оливковые масла, были приобретены впрок у наших европейских партнеров. Неприятным дополнением к общей картине стала спекуляция. Все помнят, как буквально за неделю в разы подскочили цены на определенные продукты — имбирь, лимоны. Рестораторы — и не только они — недоумевают: как это возможно и почему никто не контролирует процесс?

Что касается поддержки государства, мы ее не ощущаем. Кредитные выплаты никто не отменял, просто они копятся, и в какой-то момент придется все это выплатить.

Я вижу, какая ситуация у коллег — это слезы, буквально на глазах рушатся бизнесы. Вижу, что происходит с персоналом — люди теряют работу и остаются без средств к существованию. Но сейчас мы немного успокоились. Такая, знаете, стадия принятия той реальности, что есть. Мы позитивные ребята: верим, что у нас есть шансы выжить и что скоро начнем работать в прежнем режиме».

Павел Фролов, основатель компании по разработке и производству образовательной робототехники: «Мы занимаемся производством робототехнических наборов, с помощью которых дети от 5 до 15 лет учатся придумывать, создавать и программировать роботов.

До кризиса мы поставляли свою продукцию в школы, а также кружки робототехники, но в марте все они стали потихоньку закрываться, а в апреле были закрыты уже все 130 кружков. Производство наборов встало. Вообще рынок дополнительного детского образования — одна из наиболее пострадавших сфер, хотя об этом и говорят редко.

Но мы смогли немного адаптироваться к текущим условиям. И пока нам даже удается сохранить весь персонал. Быстро запустили дистанционные уроки программирования и 3D-моделирования — то есть те, где не нужно дополнительного оборудования. Благодаря этому удалось сохранить 80% учеников, сейчас они учатся онлайн. При этом речь идет не о вебинарах в записи, а о полноценных «живых» уроках с преподавателем в группе до 5 человек».

Георгий Галоян, IT-предприниматель: «Я совладельцем онлайн-бизнеса, специализирующегося на создании чат-ботов. IT-рынок показал наибольшую адаптивность к условиям кризиса, поэтому для моего бизнеса самоизоляция совершенно не означает прекращение работы. Все мои сотрудники отлично работают из дома. Мы никого не уволили, продолжаем работать в том же режиме и более того, активно нанимаем сотрудников.

Однако не стоит забывать, что в России IT-гиганты во многом завязаны на классические госзаказы. И им уже не так легко перестроиться на новые рельсы, как нам. С учетом того, что большое количество государственных тендеров отложат, как минимум, на пару месяцев, это может сильно изменить проектные планы многих компаний, что приведет к сокращению бюджетов.

Что касается мер поддержки, то для нашей сферы большая их часть так и осталась лишь на бумаге и общими словами. Мы посмотрели опыт коллег и пришли к выводу, что вообще не будем ни к кому обращаться за помощью. Реальной мерой для нас, как и для представителей любого малого и среднего бизнеса, стало бы объявление ЧС. Сейчас же спасают, мягко говоря, точечно и не тех.

Так что дальше большинство моих коллег столкнутся с долгосрочной перспективой вытаскивания себя из долговой ямы. Тем более, сам по себе наш рынок взаимосвязан с иными отраслями и IT часто выполняет сопутствующую роль в функционировании фундаментальных отраслей экономики. А бума потребления в стране по понятным причинам в ближайшее время не предвидится».

Читайте также  Петербургский ресторатор объяснил ультиматум властям

Артем Табунин, директор сервиса учета и оплаты в школах и детских садах: «Вместе со всей отраслью образования мы оказались без выручки еще полтора месяца назад. Но, так как мы IТ-компания, то не считаемся пострадавшими. Вот такой парадокс.

Сотрудники, естественно, потеряли в доходах. Кто-то уволился, но костяк команды остался. Все понимают, что если в сентябре школы заработают, то доходы вернутся. А если не заработают, значит ситуация в стране такая, что работы нигде нет вообще.

Сейчас мы пробуем запускать смежные проекты. Во-первых, мы организовали для наших клиентов, комбинатов школьного питания, сервис заказа и доставки готовой еды и продуктов. У них традиционно низкие цены на готовую продукцию, а это является в текущих условиях большим конкурентным преимуществом.

Во-вторых, мы запустили платформу для проведения онлайн марафонов и челенджей для детей. В первом марафоне приняли участие около 200 детей, что вдохновляет нас на продолжение движения.

Понятно, что новые проекты пока не сопоставимы по выручке с тем, что мы делали раньше, но они частично хеджируют для нас ситуацию, если все ограничения продлятся еще не один месяц, как мы надеемся, а полгода — год».

«Онлайн для новичков опасен»

Что общего во всех этих историях? Несмотря на все сложности, предприниматели не сдаются и активно ищут всяческие лазейки, чтобы хоть как-то выровнять свое финансовое положение. Так, спортзалы предоставляют тренажеры в аренду, частные школы организуют уроки в Zoom, организаторы ивентов переместились в прямые эфиры социальных сетей, а некоторые российские ритуальные агентства даже проводят похороны онлайн.

В то же время, по мнению основателя консалтингового агентства Екатерины Дворниковой, предпринимателям не стоит повально уходить в онлайн. «В сети есть свои завсегдатаи, которые хорошо знакомы с особенностями такой работы. Но сейчас интернет перегружен. Нового игрока там просто не услышат потенциальные потребители. Задавят мастодонты, которые изначально знают все алгоритмы, технологии, методики.

Также не стоит идти в доставку. Для этого понадобится делать платформу, агрегатор, приглашать курьеров, искать партнеров — это все занимает не один месяц, не два и не три», — подчеркнула эксперт.

Предприятиям, которые потеряли возможность генерировать выручку, естественно, не хватает никаких мер поддержки, включая кредитные каникулы, отсрочки и льготное кредитование, резюмирует начальник отдела экспертов по фондовому рынку «БКС Брокер» Василий Карпунин. «Представителям гостиничного сферы, туризма, кафе и ресторанам приходится консервировать бизнес и выживать в надежде на скорое восстановление спроса.

Многие в таких условиях не принимают фактор неопределенности по поводу сроков снятия ограничений и уходят с рынка, — подчеркивает эксперт. — Если говорить об отраслях, которые способны хоть как-то поддерживать денежный поток для компенсации постоянных издержек, то предложенные правительством меры могут позволить некоторое время пережить шок со стороны рухнувшего спроса».

По мнению Карпунина, сейчас важно на региональном уровне оказывать ту поддержу, которая нужна конкретным предприятиям, в том или ином виде субсидировать спрос.

А пока предприниматели надеются, что власти все-таки признают коронавирус форс-мажором. Ведь такой режим, официально объявленный государством, предполагает полное снятие текущих долговых, налоговых, арендных обязательств. Именно тогда у тех сфер, которые пострадали больше всего, появится шанс выжить.

Смотрите видео по теме:
«Ресторатор о бизнесе в пандемию: «Терпим колоссальные убытки»»

05:22