Карантин спровоцировал глобальный всплеск домашнего насилия: как спасают жертв

Для многих женщин и детей гораздо страшнее вируса оказались их близкие

Самоизоляция, карантин, невозможность уединиться – даже для людей вполне благополучных введенные из-за пандемии ограничения стали серьезным испытанием. А что говорить о тех, кому отбывать «локдаун» приходится с домашними тиранами, терроризирующими собственную семью? Международные агентства, благотворительные организации и активисты бьют тревогу из-за потенциального роста домашнего насилия: для многих женщин и детей гораздо страшнее вируса оказываются их близкие.

фото: pixabay.com

Всемирная организация здравоохранения заявила недавно, что количество экстренных вызовов от женщин, подвергающихся угрозам или насилию со стороны своего партнера, возросло в Европе на 60% по сравнению с прошлым годом.

Директор европейского отделения ВОЗ доктор Ханс Клюге заявил прессе: «Прошедший месяц ограничительных мер по понятным причинам породил стресс и беспокойство. Социальные связи разрушены, а отсутствие безопасности и финансовая нагрузка усилены угрозой потери работы. Для многих неопределенность, разлука и страх стали частью повседневной жизни».

По словам доктора Клюше, ВОЗ глубоко обеспокоена сообщениями из европейских стран (включая Великобританию, Францию, Испанию и Ирландию) о росте насилия в отношении женщин и детей.

По крайней мере, на 15 млн. случаев насилия в семье больше ожидается в этом году в мире в результате пандемических ограничений, согласно новым данным Фонда ООН в области народонаселения (UNFPA).

Генсеку ООН Антониу Гутерришу, констатирующему «ужасающий глобальный всплеск» домашнего насилия, даже пришлось выступать с отчаянным призывом к «прекращению огня» в семьях. Генеральный секретарь призвал «поставить безопасность женщин на первое место при ответе на пандемию».

Замечено, что кризисы, пандемии, стресс, финансовая турбулентность, чрезвычайные ситуации ведут к росту семейного насилия. Нынешняя же ситуация, когда люди вынуждены сидеть в замкнутом пространстве неделями, созерцая одни и те же лица, выглядит вообще пугающей.

Как заявила французский секретарь по вопросам равенства Марлен Шьяппа; «заточение является питательной средой для домашнего насилия». Если даже во время рождественских праздников в Европе фиксируется больше преступлений, совершенных в тесном семейном кругу, то что тогда говорить о пандемийной самоизоляции, которая неизвестно когда и чем кончится…

В ряде стран организациям по борьбе с семейным насилием приходится сталкиваться сразу с двумя – как минимум – проблемами. Поскольку многим социальным работникам приходится работать из дома, они не могут оказаться рядом с жертвами насилия. А когда возникает нужда доставить людей в безопасное место, то в убежищах часто не хватает мест.

Ведущая британская благотворительная организация по борьбе с бытовым насилием Refuge сообщала недавно о 700-процентном увеличении количества звонков на телефон доверия за один день. При этом возможности отвечать на эти сигналы остаются в целом ограниченными: 84 процента поставщиков услуг по борьбе с бытовым насилием были вынуждены в той или иной мере сократить свою деятельность.

Между тем активисты требуют, чтобы пустующие объекты недвижимости были переданы под убежища для ищущих спасения от домашних тиранов.

Читайте также  Французские стоматологи устроили обнаженный флешмоб из-за отсутствия масок

На днях правительство Великобритании пообещало выделить 76 миллионов фунтов на поддержку уязвимых людей, которые оказались в домашнем «кошмаре».

В Великобритании с тех пор как были введены ограничения из-за Covid-19, количество бытовых преступлений намного превысило средний показатель по времени года.

* * *

Основательница проекта Counting Dead Women, фиксирующего убийства женщин мужчинами в Великобритании, Карен Ингала Смит обнаружила по меньшей мере 16 бытовых убийств в период с 23 марта по 12 апреля, включая убийства детей.

«Мы можем сказать, что число женщин, убитых мужчинами в течение первых трех недель с момента блокировки, является максимальным за последние 11 лет и в два раза больше, чем в среднем за 21 день за последние 10 лет», – констатирует основательница Counting Dead Women.

Благотворительные организации и участники кампании по борьбе с бытовым насилием сообщают об увеличении количества звонков на телефоны доверия и онлайн-сервисы с момента установления в Британии карантина.

«Я не верю, что коронавирус порождает насильственных людей, – считает Карен Ингала Смит. – То, что мы видим, — это окно в те уровни насилия, с которым женщины живут все время. Коронавирус может усилить триггеры, хотя я бы предпочел называть это оправданиями. Блокировка может ограничивать доступ некоторых женщин к поддержке или их возможности побега – и даже может ограничить меры, принимаемые некоторыми мужчинами, чтобы держать свою тягу к насилию под контролем».

Как отмечает Financial Times, в условиях пандемии, когда требуется социальное дистанцирование, а многие люди чувствуют себя эмоционально истощенными, жертвам жестокого обращения бежать от насилия вдвойне трудно. Освобождение требует огромного количества эмоциональной и физической энергии – не говоря уже о деньгах.

Рост семейного насилия на фоне пандемии наблюдается и в Германии. По озвученным в конце апреля данным министерства по делам семьи, женщин и молодежи ФРГ, за неделю число связанных с домашними конфликтами обращений на общенациональную телефонную линию «Насилие против женщин» возросло на 17,5% по сравнению с тем, что было двумя неделями ранее.

Там, где отмечается снижение количества обращений за помощью, это не обязательно хороший признак. Многие жертвы слишком напуганны, чтобы даже подать заявление о том, что с ними происходят. Или они просто не могут найти безопасный способ сделать это.

В Германии специалисты подчеркивают, что для жертв бытового насилия — психического или физического — нынешняя ситуация означает «постоянную доступность» для злоупотреблений со стороны преступника.

Да, решения о закрытии школ, спортивных клубов и молодежных центров важны для сдерживания распространения коронавируса, признает глава немецкой ассоциации по защите детей Райнер Реттингер. Но кто сегодня видит и слышит жестокое обращение с детьми, вопрошает он.

«Для многих их дом уже не служит безопасным местом», – предупреждают в Федеральной ассоциации женских консультационных центров и телефонов доверия Германии (BFF). А вызванный социальной изоляцией стресс усугубляет напряженность и увеличивает «риск бытового и сексуального насилия в отношении женщин и детей.

Читайте также  Сбербанк направил первые модули для строительства больницы в Тулуне

Помимо стресса из-за вынужденного пребывания дома вероятность семейных конфликтов увеличивают и страхи потерять работу, и финансовые трудности.

«Это оказывает большое давление на домохозяйства», – цитирует издание The Local Флоренс Клодепьер, главу федерации родителей в Верхнем Рейне, французском регионе, сильно пострадавшем от пандемии. По ее словам, ей приходится слышать истории о родителях, которые ломаются, которые не могут продолжать сидеть на карантине – и такое происходит в семьях, у которых ранее не было проблем.

* * *

Двадцатисемилетняя итальянка Лорена Каранта вот-вот должна была стать доктором, но 30 марта ее не стало. Молодая женщина с Сицилии погибла не от коронавируса, а от рук своего бойфренда…

В Испании, пострадавшей почти так же как и Италия от эпидемии, в этом году партнерами или бывшими партнерами было убито около двадцати женщин – и два случая произошли с момента введения 14 марта в стране мер по блокировке из-за коронавируса. Так, жертвой своего супруга оказалась 35-летняя мать двоих детей.

У женщин, вынужденных жить в условиях самоизоляции под одной крышей с партнерами, склонными к насилию, мало шансов избежать проблем.

Только за первые две недели апреля количество звонков на горячую линию по вопросам семейного насилия в Испании возросло на 47% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. А число женщин, обращающихся в службы поддержки по электронной почте или в социальных сетях, увеличилось на 700%. Но количество жалоб, поданных в полицию, резко сократилось.

Проблема в том, говорит основательница фонда для борьбы с гендерным насилием Ана Белла, сама пережившая жестокое обращение, что для того, чтобы подать официальную жалобу, женщинам нужна поддержка семьи и окружающих их людей, а изоляция усложняет эту задачу.

«Но самым большим препятствием для сообщения о насилии являются эмоциональные связи, которые у нас есть с преступником», цитирует Ану Белла издание The Guardian. – Это единственное преступление, когда жертва не хочет мстить, а просто хочет спокойно жить. Очень сложно сообщить в полицию об отце ваших детей. Многие женщины чувствуют себя виноватыми, потому что собираются отправить отца своих детей в тюрьму».

Министр внутренних дел Франции Кристоф Кастане еще 26 марта сообщал, что после принятия карантинных мер полицейское вмешательство в дела о семейном насилии в Париже увеличилось на 36 процентов. 

В качестве одной из мер по борьбе с домашним насилием пострадавшим женщинам предоставили возможность обращаться за помощью в аптеки, а полиции поручено быть в состоянии повышенной готовности к бытовому насилию во время карантина.

Аптеки в дни «локдауна» стали своего рода спасительными гаванями для страдающих от семейного насилия женщин не только во Франции.

Читайте также  Новые очаги чумы продолжают беспокоить ученых

После того, как на Канарских островах в марте своим мужем была убита 78-летняя женщина, была разработана схема, чтобы помочь женщинам, которые неспособны уйти от распускающего руки партнера, обратиться за подмогой. Женщина может просто пойти в аптеку и попросить маску для лица Mascarilla-19 – и фармацевт понимает тогда, что посетительница обращается за помощью. Эта схема была распространена и на другие испанские регионы, позаимствовали ее и за рубежом (и во Франции как раз позаимствовали этот канарский опыт).

* * *

Экс-президент Франции Франсуа Олланд рассуждал недавно на страницах издания The Guardian на тему семейного насилия. «Существует идея, что это просто проблема, характерная для рабочего класса или иммигрантов, но это же неправильно. Это происходит в семьях всех типов, — сказал он. – Слишком долгое насилие в отношении женщин было отброшено в сторону, потому что оно считалось частью личного, частного, а не того, что касается общества».

Дело в том, что Олланд выступил в поддержку нового приложения для смартфонов, разработанного во Франции, но доступного и в ряде других европейских стран. Это приложение призвано помочь женщинам-жертвам насилия дома, на работе или в общественных местах.

Художница и активистка-феминистка Диариата Н’Диайе получила от Фонда Олланда грант в размере 200 тысяч евро на работу над этим приложением.

«Когда мы начинали эту разработку пять лет назад, я удивлялась, что еще ничего подобного не было создана, – рассказывает Н’Диайе. – Я подумала, что мы можем использовать технологию для отправки мужчин на Луну, но не думаем, как использовать ее, чтобы помочь женщинам, ставшим жертвами насилия».

«Может быть, потому что это не бизнес, – размышляет активистка. – Дело не в зарабатывании денег. Для женщин, ставших жертвами насилия, это инструмент для осторожного предупреждения кого-либо. Нам часто говорят, что женщины могут вызвать полицию, если на них нападают, но они не могут. Часто они просто не могут говорить свободно, и не имеют возможности позвонить. Теперь же они смогут предупредить кого-то, кому доверяют, чтобы поднять тревогу».

Приложение App-Elles позволяет женщинам и девочкам незаметно сообщать трем своим доверенным контактам, если они подвергаются нападению, что позволяет при необходимости вызвать полицию. Наряду с сигналом GPS производится запись нападения в режиме реального времени на телефоны жертвы и ее доверенных контактов.

Приложение это бесплатно, но женщины могут также приобрести подключенный браслет, чтобы поднять тревогу, не используя свой телефон, рассказывает The Guardian.