Невыученные уроки пандемии: коронавирус навсегда изменит человеческие привычки

Рукопожатия уйдут в историю

Пандемия COVID-19 еще не прошла свой пик, но уже сейчас много разговоров о том, каким будет мир после коронавируса. В США в последние дни появились первые проблески оптимизма в оценках и прогнозах. Меньше заболевших поступает в больницы, меньше критических пациентов попадает в реанимацию. Специалисты-эпидемиологи, которые на основе статистики строят графики дальнейшего развития ситуации, радикально скорректировали прогноз смертности от COVID-19 в меньшую сторону: если раньше говорили о возможной потере 200-240 тысяч человеческих жизней, то сейчас видят конечную цифру скорее в районе 60 тысяч.

фото: pixabay.com

По другую сторону Атлантики тоже виден «свет в конце тоннеля»: смертность от коронавируса пошла на убыль в Италии, Испании и Франции. По единодушному мнению специалистов, пандемия начинает отступать главным образом благодаря «социальному дистанцированию», запрету на передвижение внутри стран и через границы. Только в Италии власти оштрафовали за нарушение режима изоляции 175 000 человек. В чрезвычайной ситуации действуют только чрезвычайные меры.

Вместе с тем эксперты предупреждают, что, как говорят американцы, «мы еще не вышли из леса» и надо продолжать дальше соблюдать все ограничения. Координатор рабочей группы Белого дома по борьбе с коронавирусом доктор Дебора Биркс в интервью телекомпании CBS предостерегает против преждевременного ослабления режима изоляции. Но неизвестно, захочет ли прислушаться к медикам Дональд Трамп, который всегда всё знает лучше всех и который рвется побыстрее «открыть Америку для бизнеса». Первый маленький шаг к ослаблению ограничений уже сделан: Центр по контролю и профилактике заболеваний США разрешил медработникам, продавцам и другим, труженникам «передовой», кто находился в непосредственной близости от заболевших, вернуться на работу, если у них нет симптомов COVID-19.

Поспешность в отмене ограничений может усугубить то сложное положение, в котором находится Америка. Неготовность США к эпидемии оказалась катастрофической. До сих пор, несмотря на принятые с опозданием экстренные меры, не хватает мест в больничных палатах, отделениях реанимации и моргах; медики перегружены, работают по 12 и более часов в день; нет достаточного количества аппаратов ИВЛ, респираторов, масок, халатов, перчаток. Дело осложняется тем, что в стране нет единых общенациональных правил жизни в условиях эпидемии – в каждом штате свои. И все это – на фоне отсутствия в США всеобщего государственного медстрахования и жуткой дороговизны медицинских услуг и лекарств для тех, кто, не имея страховки, платит из своего кармана (таких в Америке около 28 млн).

Читайте также  Каким будет мир после пандемии

Если России и следует с кого-то брать пример, то не с США, а с ФРГ. В Германии смертность от COVID-19 не превышает 1,6% (для сравнения: Южная Корея – 1,8%, США – 3%, Китай – 4%, Испания, Франция и Великобритания – 10%, Италия – 12%). Слагаемые успеха: всеобщая, в основном бесплатная система здравоохранения; высокая степень оснащенности медицинским оборудованием, в том числе комплектами для тестирования на коронавирус; массовое тестирование и агрессивное отслеживание контактов заболевших; более чем достаточное количество мест в больницах, в том числе в реанимации; своевременное принятие централизованных мер федеральным правительством и ответственное поведение граждан. Знаменитый немецкий Ordnung в действии.

Беда лишь в том, что даже такая катастрофа, как пандемия, вряд ли научит все народы мира немецкому порядку, заставит страны координировать свои действия и помогать друг другу в трудной ситуации, воспитает людей в духе сочувствия и доброжелательности. Когда пандемия закончится, в посткоронавирусном мире, скорее всего, сохранятся и даже обострятся прежние проблемы. Измученные домашним режимом люди согласны уже и на это – лишь бы кончился изоляционный кошмар.

Когда это будет? Глава Института аллергии и инфекционных заболеваний США доктор Энтони Фаучи предполагает, что, при условии соблюдения в ближайшие несколько недель режима самоизоляции и «социального дистанцирования», к осени жизнь начнет возвращаться в нормальное русло. Не самый вдохновляющий прогноз, но дай Бог, чтобы он сбылся…

Бывший директор Центра по контролю и профилактике заболеваний доктор Томас Фриден говорит, что желание людей поскорее вернуться к нормальной жизни понятно, но «решения об открытии общества должны базироваться не на датах, а на данных» –о числе заболевших, госпитализированных, выздоровевших или умерших.

Но когда-то это закончится – и что потом? А потом, говорит д-р Энтони Фаучи, придется отказаться от рукопожатий – надолго, если не навсегда. Фаучи сказал это как бы в шутку, но дело обстоит достаточно серьезно. «Я знаю, это звучит безумно, – говорит доктор, – но именно так нам придется себя вести. Пока мы не найдем способ защитить население», – посредством новых вакцин и лекарств.

Один из побочных эффектов массовой изоляции – ухудшение психического здоровья населения. Проще говоря, сильно прибавилось психов. В том числе агрессивных, в связи с чем встал вопрос о психиатрических стационарах, которые в США почти все позакрывали еще в 70-е – 80-е годы. Американские правоохранители бьют тревогу по поводу роста числа агрессивных проявлений по отношению к азиатам и евреям (и те, и другие в глазах экстремистов являются виновниками вирусной пандемии).

Читайте также  СМИ напомнили, почему в Праге хотят поставить памятник предателям

Еще один побочный эффект пандемии: она усугубила социальное расслоение общества, которое в Америке, как и в России, было очень велико задолго до коронавируса. В США среди заболевших COVID-19 непропорционально много малоимущих (в первую очередь, это – расовые меньшинства), которые не имеют доступа к медицине и живут в стесненных жилищных условиях. Около 12% американцев обитают за чертой бедности и еще примерно 20% – так называемые «работающие бедняки» (те, чьи доходы чуть выше черты бедности, но кто едва дотягивает до зарплаты). Негритянские гетто в городах и индейские резервации в лесах и прериях поражают беспросветной нищетой.

Хорошо бы все это исправить после катастрофы, но, как пишет Ричард Хаасс, президент Совета по международным отношениям США, «мир после пандемии едва ли будет радикально отличаться от того мира, который был до нее». Он отмечает, говоря о международных делах, что «американское лидерство идет на убыль, глобальное сотрудничество не работает, великие державы сталкиваются лбами – все это, очевидно, будет даже еще более активно присутствовать в мире после пандемии».

Хаасс отмечает, что в борьбе с COVID-19 мы не увидели ни лидерства Америки, ни скоординированных коллективных действий государств – это касается и самой пандемии, и ее экономических последствий. Мы говорим о «мировом сообществе», но его, по сути, не существует – есть лишь разрозненные государства. Даже внутри такого межгосударственного объединения, как Евросоюз, нет никакого единства – например, богатые и стабильные североевропейские государства не хотят вытаскивать (с помощью евробондов или других инструментов) из финансового прорыва более слабые экономики Южной Европы.

Мы не увидим, считает Хаасс, сплочения мира после катастрофы, как это случилось после Второй мировой войны. Скорее будет то, что наблюдалось после Первой мировой: рост напряженности и нестабильности в мире и самоустранение Америки от участия в решении глобальных проблем.

Более разобщенный мир после пандемии предвидит также Дэвид Маккей, глава Королевского банка Канады. Коронавирус нанес сокрушительный удар по экономике всех стран, в том числе и Канады, чей ВВП во 2-м квартале сократится, по прогнозам, на 30%, а курс канадского доллара упал до 70 центов США. После эпидемии международная торговля и глобализация уже не вернутся на былую орбиту, говорит Маккей, поэтому Канаде придется перестраивать свое взаимодействие с другими странами.

Читайте также  Эксперт прокомментировал высотное десантирование в Арктике: с 10 км впервые

Обозреватель журнала Forbes Энрике Данс рисует картину послеэпидемического мира в более личностном плане. Самыми привилегированными станут те, у кого выработались антитела против коронавируса (кому-то для этого пришлось тяжело переболеть, а кто-то получил антитела легким, асимптоматичным путем): с этих людей будут сняты все ограничения, им разрешат вернуться на работу. Германия уже объявила о своем намерении выдавать таким людям специальные сертификаты. Остальным придется ждать появления в широком доступе вакцины против COVID-19. В общем, всё по Оруэллу: все равны, но некоторые равнее, чем другие.

Далее журналист задает вопрос: а надо ли возвращаться к былой «нормальной» жизни? Вот, например, во время пандемии удалось резко снизить загрязнение атмосферы – так почему бы не поддерживать этот уровень и потом, почему бы не ускорить переход на экологически чистые технологии? Мы же увидели, как хорош чистый воздух!

Или другой пример: многие компании на период пандемии позволили своим сотрудникам работать из дома – так почему бы это не продолжить и после пандемии? Люди не будут тратить по 3-4 часа в день на дорогу, разгрузятся транспортные сети, улучшится окружающая среда, у людей появится больше времени для детей, семьи. Во время пандемии широкое распространение получило дистанционное обучение школьников и студентов: оно заслуживает того, чтобы широко применяться и после…

Даже врачебная диагностика расширила свои горизонты в плане дистанционной работы. Одной моей знакомой офтальмолог вполне результативно проверил глаза дистанционно, с помощью телефонной камеры и беседы с пациенткой. Только не смог измерить глазное давление. Вот и поработайте над этой проблемой, гении хайтека из Калифорнии и Массачусетса!

Пандемия коронавируса. Хроника событий