Новые очаги чумы продолжают беспокоить ученых

«За год больше двух тысяч случаев»

Эпидемия, которая длилась более 50 лет. Вторая волна, убившая каждого третьего европейца. Поверье, что надо выкопать труп «нулевого пациента», и съесть кусочек его внутренних органов, чтобы пережить пандемию…

Человечество не победило чуму: ежегодно на земле фиксируется до 2,5 тысяч случаев заболевания. О создании бактериологического оружия на основе возбудителя, выведении штаммов повышенной «убойной силы», и оценке возможности использовать их террористами – в материале МК».  

Фото: Bibliothèque royale de Belgique

Чума неоднократно совершала свои опустошительные набеги на различные государства и даже на целые континенты. Как сумели справиться с опаснейшей инфекцией, которую наши предки называли «моровой язвой», «черной смертью» и даже «наказанием господним»?

В VI веке эпидемия чумы, длившаяся почти 50 лет, унесла, как подсчитали на основании сохранившихся сведений, более 100 миллионов жизней — на Ближнем Востоке, в Египте, в европейских странах. Страшная болезнь опустошила многие страны Евразии и восемь столетий спустя — в 14-м столетии.

В Европу тогда «моровое поветрие» нагрянуло из Восточного Китая – транзитом через Центральную Азию, Ближний Восток. Оттуда зараза проникла в Крым, а дальше ей открылся путь в страны «просвещенной Европы». Буквально за два года – с 1346-го по 1348-й – жертвами эпидемии в Старом Свете стало почти 15 миллионов жителей, то есть умер каждый четвертый. А к 1352 году «черная смерть» забрала уже около 25 миллионов жизней европейцев.

В этот же период «моровая язва» добралась и до русских земель, — беда нагрянула сюда с берегов Балтики. Первыми жертвами чумы стало население Новгородского, Псковского княжеств, а зараза пошла гулять дальше. Сколько наших предков тогда умерло от эпидемии, не известно, в летописных источниках упоминается, что отдельнные города – Белозерск, например, вымерли полностью. Как полагают историки, именно эта болезнь сгубила московского князя Симеона Гордого и двоих его сыновей-наследников.

В «послужном списке» чумы есть еще крупные эпидемические вспышки в середине XVII века. Одна из них накрыла Россию в 1654-1655 гг. Тогда от «моровой язвы» умерло около 700 тысяч человек. А десятью годами позже страшная гостья пожаловала в столицу Англии. На островах за этой трагедией закрепилось название Великой лондонской эпидемии. «Черная смерть» забрала к себе каждого четвертого жителя города.

Не избежал чумных эпидемий и век XVIII. Бубонная форма этой болезни выкосила в начале 1720-х гг. около ста тысяч обитателей юга Франции. А 50 лет спустя, в 1770-1771 гг. вспышка «моровой язвы» обрушилась на Россию. Зараза пришла к нам в страну от южных соседей – из Османской империи. Едва ли не самая сложная ситуация сложилась тогда в Москве. На пике эпидемии в городе ежедневно умирало около 1000 человек, только за летние месяцы скончалось от болезни без малого 100 тысяч. Карантинные и противоэпидемические меры, предприннимаемые властями, вызвали в народе недовольство, вылившееся в беспорядки и даже погромы, — в историю эти события вошли, как чумной бунт.

В последний раз всемирное нашествие чумы — так называемая пандемия, — было отмечено на рубеже ХIХ и ХХ веков. Стартовав в Гонконге, «черная смерть» расползлась по странам Южной и Юго-Восточной Азии. В одной лишь Индии от нее  умерло как минимум 6 миллионов. На торговых кораблях инфекция добралась до Америки, Европы… Однако на сей раз ей уже не дали там разгуляться. 

Читайте также  Субъективные заметки о настоящем и будущем охоты

«Страшная картина»

В 1894 году люди узнали «в лицо» возбудителя ужасной болезни. «Маленькие толстые палочки с закругленными концами», — такими впервые увидел через окуляр микроскопа чумных микробов их первооткрыватель француз Александр Йерсен. А тремя годами позже наш соотечественник, русский врач Хавкин создал вакцину для борьбы против возбудителя чумы.

Со временем специалисты-чумологи проследили путь, которым приходит к нам «черная смерть». Первой жертвой чумных микробов всегда становятся грызуны, обитающие в норах, — суслики, сурки, песчанки, тарбаганы… Разносчиками инфекции являются блохи, насосавшиеся крови больных зверьков. От них способны подцепить заразу домашние животные — верблюды, например…

А дальше одним из звеньев этой страшной цепочки может оказаться человек. Стоит кому-то из людей заполучить в свой организм порцию «маленьких толстых палочек» — например, блоха укусила, полакомился мясом больного верблюда, — и от него почти неминуемо заразятся окружающие: чумной микроб-убийца легко проникает через поврежденный (при укусе блохи, например) кожный покров, через слизистые оболочки — воздушно-капельным путем.

После инкубационного периода, длящегося от 2 до 6 дней, начинается яростная атака болезни: человека бьет озноб, голова раскалывается от боли, температура зашкаливает за 39. При бубонной форме чумы на месте лимфатических узлов возникают воспаленные бубоны-желваки. Ничуть не лучше легочная форма: заболевшего терзает мучительный кашель с кровавой мокротой. В любом из вариантов организм заболевшего быстро слабеет, наступает потеря сознания… В прежние времена смертность от чумы достигала 80-100%.

Картина трудовых будней врачей, борющихся с очередной вспышкой «моровой язвы», впечатляет (желающие могут сравнить с ситуацией, которую нам показывают в «антиковидовских» телерепортажах).

«…Нагруженные инструментами, ведрами, канистрами с дезраствором.., мы медленно брели по раскаленной почве к пораженному заразой аулу. Наша одежда состояла из комбинезона, двух халатов, одетых друг на друга, белой косынки, медицинской шапочки, толстого ватно-марлевого респиратора, очков-консервов, похожих на мотоциклетные, резиновых спог, клеенчатого фартука и двух пар резиновых перчаток…

Откинув полог юрты мы заглянули внутрь… Перед глазами предстала страшная картина. Трупы мужчин и женщин в беспорядке лежали на кошмах и земляном полу. Чума обезобразила их лица, а кожа казалась черной. Запах тления проникал даже через толстый слой респиратора.

Мы вытащили трупы наружу и произвели вскрытие… Обработали раствором лизола юрту и одежду …и засыпали трупы хлорной известью. Утром следующего дня половина персонала нашей экспедиции была занята неприятным, но необходимым делом сжигания трупов… Огромные костры горели целый день…» (Из воспоминаний врача Л. Мельникова о кызыл-арватской чуме 1949 года).

«Болезнь нецивилизованных народов»

Уже в середине 20-го столетия ученые нашли радикальное средство борьбы со страшным недугом: антибиотики (например, стрептомицин). Так что на сегодняшний день шансы выжить у человека, заболевшего чумой, очень велики: смертность при назначении правильного курса лечения не превышает 10%. Главное — вовремя начать борьбу с заболеванием. Но для этого необходимо поставить правильный диагноз. Между тем чума в начале своей расправы над человеком норовит замаскироваться под иные хвори. Неопытный врач легко может попасть впросак и диагностировать вместо «моровой язвы», скажем, банальный грипп или столь популярную по нынешним временам пневмонию.

«Чума — болезнь нецивилизованных народов», — заметил один из крупных специалистов-чумологов. В Советском Союзе «моровая язва» появлялась в основном на периферии — в степных, в горных районах. На территории нынешней России последний случай заболевания человека чумой был зафиксирован в Калмыкии, в поселке Артезиан более 35 лет назад.

Читайте также  Найдено средство от смертельного симптома COVID-19

Прилипчивая хворь распространялась порой из-за весьма экзотических причин. К примеру в некоторых районах Закавказья еще в 1930-1940-е гг. существовало среди местных жителей поверье, что первый умерший от чумы тянет в могилу и всех своих родственников и соседей. Чтобы защититься от такой напасти, аборигены, как вспоминал историк медицины Л. Зильбер, выкапывали чумные трупы, вскрывали их, вырезали кусочки внутренних органов и давали съесть всем родным и близким. В результате такой чудовищной «профилактики» «черная смерть» могла косить людей с поразительной легкостью.

Ученые уже давно выявили существование так называемых природных очагов чумы. На этих землях, где обитают колонии грызунов, время от времени возникают эпизоотии — массовые чумные заболевания среди животных, представляющие опасность для человека. На просторах СССР было выявлено 43 таких очага, занимавших одну восьмую часть государства. Для борьбы с «черной смертью» в Советском Союзе была создана мощная, не импеющая аналогов в мире, противочумная система — 6 специализированных институтов, 52 противочумные станции…

СССР был единственной страной, где существовал постоянный контроль за всеми природными очагами чумы. Более того, у нас пытались искоренить даже саму причину появления «моровой язвы»: каждое лето специальные отряды выезжали в степи и предгорья на так нразываемые истребработы, — травили химией блох и даже грызунов: ведь среди них могли оказаться больные чумой зверьки.

«Очаг на время бросили»

О непростых ситуациях, с которыми сталкивались порой сотрудники противоэпидемической службы, корреспонденту «МК» рассказывал в свое время ветеран-чумолог Моисей Леви:

«Так называемый Терско-Сунженский природный очаг в советские годы неоднократно подвергался специальной профилактической обработке. Однако, зная коварство чумного микроба, мы не удовлетворялись этим и проводили там регулярные проверки. Летом наши специалисты выезжали на местность и буквально ежемесячно отлавливали для лабораторных исследований грызунов. К сожалению, в постсоветское время начавшиеся военные действия в тех райнах нарушили такой устоявшийся график…»

По словам Леви, в конце прошлого века ситуация с возможным возникновением чумной эпидемии в районе военных действий вообще выходила из под контроля ученых:

«В самой республике не было стационарной противочумной станции, поэтому туда направляли бригады из Ставропольского и Ростовского институтов, с Дагестанской противочумной станции. После начала активных вооруженных столкновений с боевиками командированным чумологам пришлось работать под охраной военных.

А с 1996 года этот природный очаг вообще на некоторое время оказался брошен на произвол судьбы. Попытка провести обследования в республикев в период военных действий, увы, закончилась трагично: в одном из районов боевики обстреляли машину медиков из Ставропольского НИИ, троих чумологов убили, четверых ранили. Однако после нормализации обстановки в том регионе все-таки удалось снова взять под контроль ситуацию в этом природном очаге…»

Несколько чумоопасных территорий после распада СССР оказалась за рубежом — в Закавказье, в среднеазиатских республиках. Братья по СНГ приезжают к нам без особых проблем. А между тем, что у них там в «советских заграницах» происходит с чумой, российским специалистам не всегда точно известно… Хватает забот и со своими собственными, российскими очагами чумы, которые занимают около 300 миллионов гектаров. Ежегодно несколько сотен сотрудников противочумной службы выезжают на полевые работы. 

Читайте также  В мире начался связанный с коронавирусом редкий воспалительный синдром среди детей

«Завезли «подарочек» во Францию

Идея использовать чумную инфекцию в качестве бактериологического оружия массового поражения появилась уже давно. Еще в древнем Китае подбрасывали трупы погибших от чумы лошадей в ручьи и колодцы, откуда противостоящая им сторона брала воду. Практиковались подобные теракты в старые времена и в Европе, на Ближнем Востоке. Например в сохранившихся летописях есть упоминания о том, как при осаде городов порой через крепостные стены катапультами забрасывали куски зараженного мяса и внутренностей животных…

Доподлино известно о проведении активных работ по созданию бактериологического оружия на основе возбудителя чумы во время Второй мировой войны японцами. Специалисты из их пресловутого Отряда 731 неоднократно проводили опыты на людях – жителях оккупированных районов Китая и Маньчжурии, военнопленных. В японской лаборатории удалось даже создать штамм возбудителя чумы, обладающий повышенной «убойной силой» — в десятки раз более «прилипчивый» по сравнению с существующим в природе возбудителем.

Как рассказал Моисей Леви, в Советском Союзе всеми вопросами, связанными с проблемами «военных микробов» занимались засекреченные лаборатории, входившие в состав Управления микробиологической промышленности при Минздраве. По словам Леви, некоторые из «перебежчиков», ушедших оттуда в гражданскую противочумную систему, позднее достаточно прозрачно намекали в приватных беседах с коллегами, что в СССР занимались разработкой бактериологического оружия с использованием чумных микробов. Насколько далеко продвинулись тогда подобные работы с «моровой язвой», достоверных сведений нет.

Могут ли «черную смерть» взять «в союзники» террористы? Опытные чумологи высказывают по этому поводу большие сомнения. Ведь прежде, чем затевать где-нибудь такую бактериологическую атаку, злодеям нужно еще ухитриться выделить возбудителя чумы или раздобыть его лабораторные штаммы. Для этого требуются квалифицированные специалисты, а то недолго и самим био-террористам «моровую язву» подцепить! Если даже поредположить, что боевики сумеют, к примеру, захватить одну из противочумных лабораторий, — поживиться микробами-убийцами им не удастся, так как, по существующим правилам, контейнеры с выделенными возбудителями особо опасных инфекций там не хранят.

По мнению опытного чумолога, гораздо больше людям следует опасаться самостоятельного визита этой опаснейшей болезни. В нынешнем веке вероятность заноса чумы из-за границы возросла.

В Европе, в Америке вплоть до последнего времени неуклонно росло количество аэропортов, принимающих международные чартерные рейсы. Каждый из таких «воздушных вокзалов» должен иметь собственный санитарно-карантинный пункт. Однако наладить их четкую работу непросто. Между тем, печальный опыт западных стран дает богатую пищу для размышлений: сотрудники французской карантинной службы прозевали несколько лет назад своего соотечественника, подцепившего чумную заразу в Индии и завезшего такой «подарочек» на территорию Франции! К счастью, разгуляться заразе тогда не дали, но прецедент показательный, предостерегающий.

Невзирая на все старания медиков, одержать безоговорочную победу над чумой в общемировом масштабе им пока не удалось. Ежегодно на земном шаре фиксируется до 2,5 тысяч случаев такого страшного заболевания. Лидерство в этом печальном «марафоне» удерживают страны Африки (в частности, Конго) и Азии (в том числе чумные ЧП время от времени возникают у наших соседей в Монголии и Китае).

Одним из самых неблагополучных «чумоопасных» мест является Мадагаскар. С 2013 года в этом островном государстве зафиксировано уже несколько эпидемических вспышек, причем с высокой степенью смертности. В 2017-м было зарегистрировано свыше 2000 случаев, при этом более полутора сотен заразившихся скончались.